Комментарии на сайте

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 23:42

Я твердил ему, что нужно придумать автомат, который исходя из веса монет, отсчитывал бы сдачу, но в нынешней ситуации нам необходима именно твердость и
постоянность трех или четырех видов монет, чтобы люди в государстве понимали, что деньги имеют прежнюю цену и что деньги ни в коем! Ни в коем случае! нельзя придумывать самим! Только утвержденные образцы! Потом я сделаю им метро! Я доделаю им метро Николая, но я поставлю не автоматы с перфокартой, о которых он так мечтал! Я поставлю денежный автомат у каждого входа! Только бы мне хватило смелости! И еще автоматы для такси, которые то же, назло мне, в прямом смысле назло, изобрел Томас! С них мы и начнем! А потом на их основе сделаем автоматы для всего общественного транспорта! И некоторые автоматы с едой! Это будет блестящее начало моей идеи! К тому же, ссора с Томасом, о которой уже известно всему свету, поможет нам реализовать наши идеи порознь! К тому же, этот безумец уже придумал музыкальные автоматы! А я забыл про деньги, я бегаю со своими замерами кислот в водах, чтобы хоть как-то наказать этих мятежных безумцев, разливающих по улицам соляные кислоты, усиливающие звук радиомашин, и не думаю о том, что им достаточно дать хорошую, абсолютно устроенную кормушку и они найдут птичника, наймут чистильщика кормушки, только бы она всегда приносила свежие яйца. Долго, сложно. Мне понадобится тысяч двенадцать полных безумцев, преисполненных благородством и бесстрашием одновременно, но, если я окажусь достаточно мудр, то всего лишь через какие-то 70 лет они научатся нам доверять, а через сотню лет, а может и меньше, я верну монархию во все страны. Боже мой, как Томас прав, они ленивы, им надо дать понять, что они управляют всеми автоматами, всеми автоматическими машинами сами, что они сами все изобрели и тогда у этой Вселенной есть будущее! Дайте же мне рычаг и сфера подымется!
В чем заключался план Его Императорского Величества принца Германской империи Людвига Эйтеля, в 1929 году угрюмого и уверенного, что так отобрать у секты "Неперевоспитуемых" двадцать восемь биллиардов золотых и серебрянных запасов финансов и драгоценностей нескольких монархий, нам не удастся, но воссиявшего и высчитавшего после возвращения нашего в Соединенное Королевство Британских Островов, что процесс восстановления тронов возможен. Хотя, по расчетам Его Императорского Величества принца Германии Людвига Эйтеля основные события сворачивались в девяностолетний рубеж. Я, признаться, хоть и горжусь своей ролью в создании данного плана, не уверен, что сей план жизнеспособен, но читатели мои, кои будут жить с 2011 года до 2063 года во Всероссийской монархии, если Его Императорскому Высочеству принцу Германии Людвигу Эйтелю удалось в тайне и в осторожности сделать все, что он задумал, увидят много дивных чудес в собственной либо же в избранной для жизни или путешествия стране. Надеюсь, что к тому времени прекрасная наша Всероссийская монархия не наполнится лишь убийцами, но жители всероссийские сохранят и преумножат свое спокойствие, законопревознесенность и исконную законопослушность к каждой персоне,а от того в чудесах Людвига Эйтеля всем законопревозносящим будет много утешений и споможений. Среди чудес, обещанных принцем Германской империи, будут и разноцветные снега и дожди, наполненные соками, мармеладным желе, медом, будут и нерадивые чиновники и их дети, обожженные аммиаком, серными, соляными, синильными и иными сильными кислотами, если, конечно же, чиновники будут существовать в те дни в России, повторяю я про себя, и если в те дни будет Россия, и будет мир. Станет известно о том, что многие предприятия, созданные Его Императорским Высочеством Людвигом Эйтелем, имеют удивительные механизмы самоочищения, метановые, аммиаковые, серные, миртовые, во многом подобные механизмам, осуществленным Его Императорским Величеством Всероссийским монархом Николаем II при строительстве Всероссийских метро, будут и странные пропажи героев эстрад, кинематографии, газет будущего времени, кои пропажи будут оборачиваться неожида

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 22:43

Совершенно неожиданно у изящной нашей, как она сама над собой посмеивалась, Малахии Бонифоровны появился весьма известный и почти государственного уровня клиент. Некая мадам Хелена Боу, проживавшая с господином Дамфрисом, неожиданно попросилась к княгине Малахии Бонифоровне в гости и за покупками. Как выяснилось из рассказа гостьи уже в Пчелах, мадам Хелена Натали была очень обеспокоена тем, что в европейских магазинах ее встречали с ругательствами и проклятьями и фактически перестали отпускать товар, после того, как она проболталась о том, что они с "супругом" занимают присутствия, принадлежавшие Его Императорскому Величеству Всероссийскому монарху Николаю II. Княгиня Мария Бонифоровна, будучи знакома с императорской семьей не понаслышке, несомненно, прежде всего оказалась напугана сим визитом, но, несмотря на сии страхи, княгиня Малахия Бонифоровна отважилась на серьезный поступок. Неудовольствовавшись просмотром фотографий мадам Боу, Ее Светлость княгиня Малахия Бонифоровна настояла на том, чтобы посетить место проживания своей клиентки, дабы лучше осознать какие именно изящества потребуются в жилье для полного удовлетворения. Дивно было бы описать все мелочи и изменения, что стали заметны доброму хозяйственному женскому взгляду, но, поверьте мне, о складе характера господина Дамфриса и о сути мятежа мы в те дни узнали значительно более, чем знали прежде. Более того! Опьяневшая в компании Малахии Бонифоровны госпожа Боу расскрыла то, что доселе было неведомо ни одной живой душе, что до того дня являлось полностью непонимаемой всем миром странностью.
- Потолки, - хрипела госпожа Боу: - никто не знает нашей родовой хитрости о потолках! Это мог придумать только Эдвард Марсель Дамфрис! Вы спрашиваете меня, как мои предки свалили эту гору Валуа!? И даже не задаетесь вопросом почему "гору"? Он был высокий! И его охрана! Это Колье из Копий! Кольеры! Они выше их отца, они видят опасность более далеко, чем он. Эдвард Марсель потратил 119 тысяч луидоров на то, чтобы изготовить 29 однотипных комплектов мебели, различающихся лишь по высоте! На один сантиметр! Лишь на один сантиметр в три недели! Стол или стул? Что не заметнее? И наш Фламбо! Прекрасный исполнитель любой затеи! Монарх знал ему цену и посему старался его вернуть! И вот результат! На сантиметр ниже мебель, на сантиметр ниже потолок! Вы не замечаете этой разницы, когда гостите в доме всего лишь три-четыре раза в неделю, но после! В один прекрасный момент, когда коленки Ваших охранников выше их пояса, а потолок уже не дает им распрямиться, по Вам можно наносить удар! Вы вскакиваете, но Вы привыкли, что потолки были выше чем Вы сами! Великолепная идея! Чудесная воплощение! И вся Франция наша! Стоило ли ходить в гости к Фламбо, который просто хотел легко, очень легко и очень изящно жить, а совсем не хотел много и трудно помогать королю?!
- Мелочи, - вскричал Людвиг Эйтель, прерывая рассказ Ее Светлости княгини Малахии Бонифоровны Елецкой: - Боже мой, как я глуп, почему я не продумал это сразу! Любая жизнь начинается с мелочи! Любая финансовая жизнь начинается с мелочи! И заканчивается отсутствием мелочи так же! В Франции Фламбо экономика развалилась лишь из-за этого его дурственного стремления переплавить все монеты в металлы! Он же обобрал все население! Сейчас в России творится то же самое! Нам надо стабилизировать хождение мелочи, более твердо, чем хождение самой государственной валюты! Мы живем уже в двадцатом веке! У нас есть общественные стиральные машины, которые стирают Вам одежду потому, что у Вас есть монета в 16 шиллингов! Хуже, если Ваша монета в 20 шиллингов, тогда аппарат не воспримет монету и Вы не сможете постирать! Я считал это изобретение Томаса - проблемой! Я твердил ему, что нужно придумать автомат, который исходя из веса монет, отсчитывал бы сдачу, но в нынешней ситуации нам необходима именно твердость и постоянность трех или четырех видов монет, чтобы люди в государстве

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 22:06

К Ее Светлости княгине Малахии Бонифоровне Елецкой добрались мы в тот день засветло и многая с ней беседовали, в том числе, и о том, что стало вторым восхитительным пунктом для изобретения небесного, а, если выбрать термин научный, то космического замка Его Императорского Высочества принца Людвига Эйтеля.
- Снег у нас в городе также убирали, как у Вас в Москве, или как в Вятке Вы изволили увидеть, - сетовала Малахия Бонифоровна, разливая по нашим чашкам чай из шиповника: - В Кремле убран снег, а уж в полуметре от кремлевских стен все заметено. Ни Воронцовского бульвара, ни воронцовских фонтанов не видно. Так и у нас на площади перед банком снег убран, а перед церковью сугробы стоят. В Вятке, вот Вы говорите, иначе, да смысл один: где есть хоть какой небольшой хозяин или мужчина в силе воли, там и убран снег, а где нет, то там и никто за лопату не берется. У нас у городского главы были машины особые куплены, со специальными лопатами и механическими метлами для уборки снега, так в 1918 году, как в Москву угнали, так и не возвращали более. Сказали тогда, что для парада, а оказалось вот, что Додона-то (Дайодеродас) по моему письму установил номера, по коим машины покупались, и машины сии нашел аж в Великой империи Цин. Документы на них мне прислал, что де продал их английский барон из Москвы китайскому герцогу за баснословные суммы. Написал мне, чтобы я оставшихся в живых стариков порадовала, что порядок сохранен все же в мире и многое можно установить, ежели поставить себе нахождение документов и техники важной и необходимой задачей. Только вот рассказывать ныне мне уже некому, да и сил зачастую нет, только вот Микитку и ловлю за рукав, чтобы снег хоть чистил. Микитка-то, он, хороший, не ленивый, но уж больно много радиомашину слушает, а там только дурное и говорят нынче. При Николае Александровиче-то ее на полчаса в день включали да лишь по праздникам бывало целый день сказания были, а нынче целый день-целый день и поет, и рассказывает, и стонет, что за напасти у них там в новой власти-то. Но не уборка снега и не частота работы общественных радиомашин послужили прекрасному Людвигу Эйтелю к основному выводу о плане своего будущего космического замка. Впрочем, сюжет, о котором мне предстоит рассказ, в логической последовательности следовал за причитаниями Ее Светлости княгини Малахии Бонифоровны о беспорядках, звучащих из радиомашин.
- И зариться Микитка стал на деньги-то мои, - вздохнула, продолжая княгиня Малахия Бонифоровна: - От того и к Глафирушке хочу перебраться. Хотя уж и делюсь я с ним да делиться-то тут бестолку. Я ж вот полезла, очертя голову, в разведывательные экспедиции свои, дабы оправдать финансовую удачливость мою перед Богом и Царствием, в сии нелегкие времена, так, может, враг-то наш общий Микитку теперь от меня и сманивает. Чудной он человек, право слово, чудной.
Дело обстояло следующим образом. Оставшись один на один с неудающимся у мятежников государственным строем Ее Светлость Малахия Бонифоровна от слабости средств да от скудности магазинов уселась с дворовой своей челядью да с сельскими работницами по зиме делать всякую важную хозяйственную мелочь: мыльницы, чашки с поддонниками и с крышками да со стеклышками в придачу, баночки для хозяйственных мелочей со стеклышками, кувшины, солонки, соусницы, держатели для полотенец и платяные коробки для комодов, коих в магазинах стало не найти. Изящный вкус Малахии Бонифоровны был равен, как мы уже понимаем ныне, строгому эстетическому вкусу Мономахов и от того общественно-проявившийся с появлением новых забот талант Малахии Бонифоровны стал приносить немалый доход и получил
очаровательно-множественную поддержку от всех знакомых, также прозябавших без хозяйственных мелочей, к коим многие персоны в дни правления Всероссийских монархов, одаривших нас изобретением стиральных машин и машин, посредством автоматических процессов, готовящих чудесный кофе для компаний, привыкли. Совершенно неожиданно у изящной нашей, как она сама над собой посмеивалась, Малахии Бонифоровны появился весьма известный и почти государственного уровня клиент. Не

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 19:45

- Это же совершенно просто! - кричал, действительно кричал, Людвиг Эйтель: - Действительно просто! Всего несколько сотен датчиков за восемь пфенингов каждый и я обнаружу каждого, каждого, прижившегося на преступных хлебах, каждого пользующегося царским документом, а не документом новой, а потом еще более новой власти, каждого подделывающего документ, каждого проливающего кровь, а уж тем более поедающего человечину, каждого в прямом смысле питающегося и сидящего на золоте, на чужом золоте, а уж после уничтожить их или доставить в место наказания сможет любой орден, а их у нас, слава Богу, почти сто! И сие обойдется мне не дороже возрождения Нойванштайна, в котором я надеялся поймать самого главного преступника! Ну, или совершенно не многим дороже, но за то вся территория мира будет подчинена нашим, монархическим законам! О, как они будут бояться, что их обнаруживают там, где находятся их самые главные и сокровенные убежища, где их невозможно обнаружить, и что документы на совершенные ими преступления имеются там, куда они не могут попасть ни в коем случае!
Что же такого увидели во Всероссийской монархии мы с женой, что породило столько оптимизма в нашем угрюмом, несмотря на юность, друге? Во-первых, мы увидели полностью разрушенные вокзалы и платформы. Фактически все 826 железнодорожных вокзала Всероссийской монархии и 14 116 платформ оказались разрушены до основания. Вместе с вокзалами были выведенны из строя и основные железнодорожные периферийные системы, такие, как система вагоноочистки грузовых железнодорожных составов, основанная на аммиачных газах, система очистки пассажирских салонов, основанная на метаново-миртовых газах, система канализации железнодорожных платформ! Это была совершеннейшая катастрофа! Мы вышли на станции "Пчелы" Липецкого направления, дабы посетить Ее Светлость княгиню Малахию Бонифоровну Елецкую и по возможности перевезти ее сначала в Москву, а уж после и к дочери, в Патры, где Его Царское Высочество царевич Греческого царства Дайодеродас уже саморучно восстановил и украсил для тещи небольшой царский домик с прекрасным древним смоковным садом, коий, как и положено для санитарно-гигиенического спокойствия, перемежен был рощами ярко-малинового руфа, превращая нагорье Милихоса в удивительнейшую картину, состоявшую из серебристо-сиреневых цветов древних смокв, окруженных малиновыми потоками руфов, и, каково же было наше удивление, когда после длительного путешествия из Москвы, мы не нашли не то, чтобы туалетных кабин, обустроенных водопроводной водой, жидким мылом и полотенцами, и утепленных в зимнее время, не то, чтобы крытых павильонов с государственной чайной и государственных тисовых скамеек с тисовыми же урнами. Мы не увидели самой платформы! Да и город, видимый ранее с платформы, был очевидно разрушен и сожжен до тла! Железнодорожный же рабочий, коий вышел на встречу поезду, отметив сигнальными флажками отход транспортного средства, направился к собственноручно-вырытой землянке, в коей он с коллегой и проводил большую часть своего рабочего времени! В такой же землянке неподалеку жили и семьи рабочих.
- А что делать, - посетовал в ответ на наше с Евдокией недоумение вихрастый рыжий паренек: - Коли всю жизнь занимаешься железнодорожными работами и занимаешься хорошо, то и делать уже ничего иного не желаешь и не любишь. К тому же, с сего места мы хоть иногда с батюшкой хлеб имеем, хоть и гонят нас, но уж при какой-ниприкакой, но при работе. При государственной. А до княгини Вы нынче только пешком доберетесь. Извозчиков тоже в тот день всех поубивали, когда деникинцы воротились с ходоком. Мы то лишь от того и спаслись, что дети наши на баловство себе землянку под сосновником вырыли. Вот не было бы детей таких шаловливых, погибли бы, как и все. А княгиня, должно быть, жива. Она старост всячески отговаривала, говаривала, что надо ехать к царям, к зятю ее, а уж потом собирать армию, стало быть, сама и не поехала. Наши старосты-то решили по-старинке. Вот все пятнадцать и погибли.
К Ее Светлости княгине Малахии Бонифор

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 19:43

И сделать сие, как только возможно более быстро, максимально заботяся о сохранении жизни простого населения, о восстановлении нормальных и иерархических корректных и достойных условий жизнедеятельности и, как сие не странно покажется при моем революционном подходе, о сохранении основных коммуникаций жизнедеятельности, основных хозяйственных и сантехнических коммуникации, кои при разумном подходе через 40-50 лет, а, уж лучше, через 80-90 лет послужат нашим детям к восстановлению полного равновесия между безопасностью населения и величием власти. Хотя, под быстрым сроком я подразумеваю всего лишь сорокалетний порог, но до этого порога население Всероссийской монархии сократится лишь до 80 миллионов, после же цифры в шестьдесят миллионов, можно будет сказать, что мы потратили свои средства и время зря и ничего, чертовски ничего, не умеем. Все время, день изо дня объясняю сию свою формулировку сыну. Думаю, что, несмотря на свои неполные три года, он все же понимает разумность моих волнений и переживаний о его воспитании. Но сложнее объяснению трехлетнему сыну предстоит нам объяснить все же все сии мои задумки и идеи обществу. Настолько ли стойко общество Германии, как я предполагаю? Выдержит ли оно возможный отход от монархии, но не от монархических, а более того от иерархических общественных законов. А временный отход от монархии будет все же весьма необходим, ибо за нами и за нашей семьей, прославившимися защитой Николая Александровича, несомненно начнут охоту либо те, кто из "зверобогов" смогут воцариться в земле, либо те, кто будут бесноваться без особых занятий и целей. Уж не знаю, что и лучше: новые, но все же беззаконные цари, кои точно сына моего не оставят в покое, либо же полные негодяи. Хотя, признаться, и не кривить в формулировках, то оба варианта ужасающе плохи."
Первым проектом Его Императорского Высочества принца Германской империи Людвига Эйтеля по восстановлению финансового равновесия между простыми подданными Всеросийской монархии и бандой полузверей, полудворян, завладевших крупнейшими государствами, заключался в восстановлении хотя бы некоторых жизненно-важных общественных коммуникаций. Но, как и любое предприятие, создаваемое Его Императорским Высочеством, сей план был продуман до мельчайших деталей и имел 9829 уровней, а точнее 9829 задач, затрагивающих временную плоскость существования Всероссийской монархии, 7818 задач, затрагивающих только архитектурную плоскость существования общества, 11 413 задач, обучающего характера, и 90 818 задач, осуществляющих проведение, регистрирование, контроль приведения в действия и результат контроля приведения в действие полного криминологического расследования действия секты "Неперевоспитуемых" на территории государств, затронутых проектом Его Императорского Высочества принца Германии Людвига Эйтеля. Признаться, я, всегда восхищенный строгостью и точностью задач германских замков, на сей раз, наблюдая в первые в своей жизни и, возможно, в единственный раз в своей жизни процесс строительства именно германского замка и именно с целью поимки преступника и доказательства его преступления, был совершенно очарован и увлечен процессом и ни на минуту не оставлял Людвига Эйтеля без вопросов. Мне сие было разрешено с легкостью, ибо проект основывался на переживаниях моих и моей супруги, бо нам обоим нелегко далось созерцание Всероссийской монархии, оказавшейся в полной власти негодяев, но, как гласит мудрость Сатрапов: "Мы не могли бы отличать тьму от полутьмы и тьму от рассвета, если бы нам не доводилось видеть все ипостаси небесных светил лично и каждодневно." и от сего Его Императорское Высочество полагал нас добрыми путеводными звездами в будущее иерархическое общество. И верно! Наше возвращение в Лондон и беседы с приехавшим навестить сестру Людвигом Эйтелем возродили в самом угрюмом и потерявшем всякую надежду на восстановление порядка роде Конродингов сияние разума.
- Это же совершенно просто! - кричал, действительно кричал, Людвиг Эйтель: - Действительно просто! Всего несколько сотен датчиков за восемь пфе

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 19:43

Очевидно, что он простоял порядка семи или восьми лет, а после уже был совершенно спален случайным бедолагой, возможно, решившим согреться в большом здании, где количество мест для убежища более, чем в маленьком и, возможно, совершенно не заброшенным, но, вполне, возможно полуразрушенном и жилом, какие ныне во множестве встречаются в Амаркаре, холодную мексиканскую ночь. Хотя, жильцы района, в коем расположен завод, рассказывали, что завод время от времени работал, получая те или иные заказы, но после поджога все работы прекратили. Наши мятежники, дети неразумные своих эпох, они не замечают собственного неразумения в технике и в науках. Они ломают множество техники, калечат человечество в биологическом направлении, калечат человечество в иерархическом направлении, колечят человечество в этическом направлении. Всех их деяния ведут к деградации, к безумной деградации, к глобальной деградации, к деградации через роскошествующие и утопающие в научных, продовольственных и медицинских достижениях верхних слоях не иерархического, а бандитского сообщества. Это значит, что наверх, к управлению финансовыми средствами будет допущен самый низ человеческой религиозности, самый ядовитый и старый слой гниения. Четыре или шесть тысяч роскошествующих полудворян, полупреступников на обезлюдевшей, вымершей и деградировавшей десятитысячекилометровой территории. Редкое население, живущее в полуразрушенных домах при полном отсутствии коммуникации, исключительно за счет подножного корма, созидание которого, как я полагаю, тоже запретят. Именно такой я вижу жизнь и территорию Всероссийской монархии через пятнадцать - двадцать семь лет, но, что еще хуже, следом за Всероссийской монархией и Амаркаром в подобном же положении окажется весь мир, вся земная цивилизация. Мы не сможем противостоять им, мы не сможем быстро повернуть наши законы, чтобы достойно противостоять им, а на пути беззакония они лишь выпустят на нас всю свою звериную свору, самую буйную свору, копившую свой яд столетиями. Мы останемся одиноки и ничтожны в своих малочисленных орденах среди прорвы полузверей. Мы не сможем быстро создать необходимые нам научные достижения, но мы должны стремиться к сему. Мы должны опередить научно-технический прогресс на сто, а лучше на двести пятьдесят лет и сделать сие опережение в тайне, силой лишь собственных семей. Ни о каких лебедках, работающих с помощью кибернетических программ, общество не должно слышать еще лет тридцать! Лазеры можно будет пропустить к обществу только через восемьдесят лет! Тем более лазеры, работающие с помощью кибернетических программ. Я закрыл все проекты, которые действовали на территории Германии, я надеюсь найти понимание у Королевского Совета в подобных вопросах в других странах. Достижения научно-технического развития должны стать нашим оплотом в преуспеянии в укреплении иерархических структур общественных финансовых взаимоотношений и разрушении преступных армад. Второй положительной стороной утаивания информации со стороны монархии будет то, что сие, несомненно, повлечет и приведет к упрочению связей между высшими монархическими семьями и к небывалым до той поры по высоте своей бракам, но дети наши не должны будут нежиться на лаврах величия собственных предков. Технический прогресс должен быть втайне продвинут вперед и силой их величия, - писал мне в письме от 21 июля 1931 года великий монарх. - Но мы обязаны вывести Всероссийскую монархию, Амаркар и Великую империю Цин из данного состояния гибели от сих "зверобогов". Прежде всего, мы должны обеспечить максимально возможное разумное равновесие между уровнем выживания простого населения и уровнем роскоши "полубогов" и "зверобогов". И сделать сие, как только возможно более быстро, максимально заботяся о сохранении жизни простого населения, о восстановлении нормальных и иерархических корректных и достойных условий жизнедеятельности и, как сие не странно покажется при моем революционном подходе, о сохранении основных коммуникаций жизнедеятельности, основных хозяйственных и сантехнических коммуникации, кои при разумном п

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 16:26

Сколь много будет изменено и сколь много предстоит возвратить. Все ли учли наши прекрасные три принца, первый из коих, Его Императорское Величество Всероссийский монарх Алексий в те дни уже являлся достойнейшим из старших правителей, с коим за честь полагали восседать рядом первые из старших монархов.

Другие главы из книги "Мемуары графа В.Ф. Фредерикса, управляющего Главной императорской квартирой в 1897-1917 гг." можно прочитать в разделе издания "Аспарагус", посвященное жизни Царя и Патриарха Алексия I: http://wisemonarchy.narod.ru/asparagus/zhitie_aleksya..

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 14:45

Станет известно о том, что многие предприятия, созданные Его Императорским Высочеством Людвигом Эйтелем, имеют удивительные механизмы самоочищения, метановые, аммиаковые, серные, миртовые, во многом подобные механизмам, осуществленным Его Императорским Величеством Всероссийским монархом Николаем II при строительстве Всероссийских метро, будут и странные пропажи героев эстрад, кинематографии, газет будущего времени, кои пропажи будут оборачиваться неожиданными и многогранными общественными трансляциями, возможно, не только в России, а, возможно, и совсем не в России, либо же, что еще хуже, будут пропажи известных персон науки и власти, кои тоже будут заканчиваться общественными трансляциями о преступных деяниях сих персон. Ждем того дня, хотя, признаться, и не очень верим в его наступление, но, все же, друг мой Людвиг Эйтель был великим провидцем и великим часовщиком. А кто более знает о важности соотношения пространств, природы и принципов жизни бюрократического мира, чем не первый из королей, коими для Европы всегда были монархи Германии? Трепещите, будущие русские чиновники! Трепещите! Замок было решено назвать соответственно амаркарскому замку "Рыбы в камышах" (Акапулько), бессчинно разрушенному герцогом Дамфрисом, "Железная рыба в снежных камышах". Хотя вариант названия, звучащий по-русски, как "Прорубь под мехами" более соответствует и задумке Его Императорского Высочества принца Германской империи Людвига Эйтеля, и устройству ловушек.
Впрочем, я отвлекся и забыл рассказать о том, что было моим сюжетом изначально. Его Императорское Высочество принц Германской империи Людвиг Эйтель во дни своего строительства в Москве стал невероятно популярен, как и верный друг его Его Императорское Высочество принц Королевства Испания Томас. Не очень качественный русский язык и стремление везде успеть и "обогнать" своих мятежных оппонентов, которые тоже пытались что-то создавать дабы уничижить деятельность трех принцев, придали Его Императорскому Высочеству принцу Германской империи Людвигу Эйтелю образ небожителя, коий образ вскоре был весьма и весьма занят за преступной фигурой герцога Амаркара Амахареусом Вилья. Перескакивая то на английский, то на корейский, то на германский язык, Его Императорское Высочество принц Германской империи Людвиг Эйтель, основной заботой коего было удачно встроить в чугунные и базальтовые основаниях тех или иных зданий или сооружений некие важные предметы, всегда одолевал рабочих вопросом "Стал?" (о колбах с жидкостями, с биологическими элементами животных и растений, иногда со взрывателями) и утвердительным "In" (о предметах, необходимость помещениях коих в чугунное основание метро либо же завода "ЗИЛ" задумывался каждый строитель). Французский китель, британская трубка, корейские керзовые сапоги и, конечно, вечный характер германских монархов, кои привыкшие к вечным требованиям своей нации о слабом развитии всей нации и о необходимости развивать национальные законы более и более всегда теребят все иные нации и иных монархов! Он прославился в Москве! С женой-красавицей, коя стала известна, как великая русская актриса, будучи по происхождению своему принцессой Благостной империи Ниппон и герцогиней Нестведской! Какой сияющей парой они были и как все сие было изменено в худшую сторону этим гнуснейшим типом герцогом Амаркара Амахареусом Вилья, правнуком Давида Таше, немножко Наполеном и немножко Буше, кои замучили бедных парижских девушек, приходивших интересоваться здоровьем государя, в отсутствии монарха! Что Вы будете знать о персоне Его Императорского Величества принца Германской империи Людвига Эйтеля и о персоне герцога Амахареуса Вилья в двадцать первом веке, мой читатель? Сохранится ли термин "Всероссийская монархия"? Что будут знать об истинном образе князя Станиславского, чей рост намеренно менялся от фотографии к фотографии в различных журналах и в личных фотографиях, кои присылали Его Императорскому Высочеству германскому принцу Людвигу Эйтелю, для "памяти"? Сколь много

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 07:42

Я твердил ему, что нужно придумать автомат, который исходя из веса монет, отсчитывал бы сдачу, но в нынешней ситуации нам необходима именно твердость и
постоянность трех или четырех видов монет, чтобы люди в государстве понимали, что деньги имеют прежнюю цену и что деньги ни в коем! Ни в коем случае! нельзя придумывать самим! Только утвержденные образцы! Потом я сделаю им метро! Я доделаю им метро Николая, но я поставлю не автоматы с перфокартой, о которых он так мечтал! Я поставлю денежный автомат у каждого входа! Только бы мне хватило смелости! И еще автоматы для такси, которые то же, назло мне, в прямом смысле назло, изобрел Томас! С них мы и начнем! А потом на их основе сделаем автоматы для всего общественного транспорта! И некоторые автоматы с едой! Это будет блестящее начало моей идеи! К тому же, ссора с Томасом, о которой уже известно всему свету, поможет нам реализовать наши идеи порознь! К тому же, этот безумец уже придумал музыкальные автоматы! А я забыл про деньги, я бегаю со своими замерами кислот в водах, чтобы хоть как-то наказать этих мятежных безумцев, разливающих по улицам соляные кислоты, усиливающие звук радиомашин, и не думаю о том, что им достаточно дать хорошую, абсолютно устроенную кормушку и они найдут птичника, наймут чистильщика кормушки, только бы она всегда приносила свежие яйца. Долго, сложно. Мне понадобится тысяч двенадцать полных безумцев, преисполненных благородством и бесстрашием одновременно, но, если я окажусь достаточно мудр, то всего лишь через какие-то 70 лет они научатся нам доверять, а через сотню лет, а может и меньше, я верну монархию во все страны. Боже мой, как Томас прав, они ленивы, им надо дать понять, что они управляют всеми автоматами, всеми автоматическими машинами сами, что они сами все изобрели и тогда у этой Вселенной есть будущее! Дайте же мне рычаг и сфера подымется!
В чем заключался план Его Императорского Величества принца Германской империи Людвига Эйтеля, в 1929 году угрюмого и уверенного, что так отобрать у секты "Неперевоспитуемых" двадцать восемь биллиардов золотых и серебрянных запасов финансов и драгоценностей нескольких монархий, нам не удастся, но воссиявшего и высчитавшего после возвращения нашего в Соединенное Королевство Британских Островов, что процесс восстановления тронов возможен. Хотя, по расчетам Его Императорского Величества принца Германии Людвига Эйтеля основные события сворачивались в девяностолетний рубеж. Я, признаться, хоть и горжусь своей ролью в создании данного плана, не уверен, что сей план жизнеспособен, но читатели мои, кои будут жить с 2011 года до 2063 года во Всероссийской монархии, если Его Императорскому Высочеству принцу Германии Людвигу Эйтелю удалось в тайне и в осторожности сделать все, что он задумал, увидят много дивных чудес в собственной либо же в избранной для жизни или путешествия стране. Надеюсь, что к тому времени прекрасная наша Всероссийская монархия не наполнится лишь убийцами, но жители всероссийские сохранят и преумножат свое спокойствие, законопревознесенность и исконную законопослушность к каждой персоне,а от того в чудесах Людвига Эйтеля всем законопревозносящим будет много утешений и споможений. Среди чудес, обещанных принцем Германской империи, будут и разноцветные снега и дожди, наполненные соками, мармеладным желе, медом, будут и нерадивые чиновники и их дети, обожженные аммиаком, серными, соляными, синильными и иными сильными кислотами, если, конечно же, чиновники будут существовать в те дни в России, повторяю я про себя, и если в те дни будет Россия, и будет мир. Станет известно о том, что многие предприятия, созданные Его Императорским Высочеством Людвигом Эйтелем, имеют удивительные механизмы самоочищения, метановые, аммиаковые, серные, миртовые, во многом подобные механизмам, осуществленным Его Императорским Величеством Всероссийским монархом Николаем II при строительстве Всероссийских метро, будут и странные пропажи героев эстрад, кинематографии, газет будущего времени, кои пропажи будут оборачиваться неожида

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 29 декабря 2014 в 23:32

Совершенно неожиданно у изящной нашей, как она сама над собой посмеивалась, Малахии Бонифоровны появился весьма известный и почти государственного уровня клиент. Некая мадам Хелена Боу, проживавшая с господином Дамфрисом, неожиданно попросилась к княгине Малахии Бонифоровне в гости и за покупками. Как выяснилось из рассказа гостьи уже в Пчелах, мадам Хелена Натали была очень обеспокоена тем, что в европейских магазинах ее встречали с ругательствами и проклятьями и фактически перестали отпускать товар, после того, как она проболталась о том, что они с "супругом" занимают присутствия, принадлежавшие Его Императорскому Величеству Всероссийскому монарху Николаю II. Княгиня Мария Бонифоровна, будучи знакома с императорской семьей не понаслышке, несомненно, прежде всего оказалась напугана сим визитом, но, несмотря на сии страхи, княгиня Малахия Бонифоровна отважилась на серьезный поступок. Неудовольствовавшись просмотром фотографий мадам Боу, Ее Светлость княгиня Малахия Бонифоровна настояла на том, чтобы посетить место проживания своей клиентки, дабы лучше осознать какие именно изящества потребуются в жилье для полного удовлетворения. Дивно было бы описать все мелочи и изменения, что стали заметны доброму хозяйственному женскому взгляду, но, поверьте мне, о складе характера господина Дамфриса и о сути мятежа мы в те дни узнали значительно более, чем знали прежде. Более того! Опьяневшая в компании Малахии Бонифоровны госпожа Боу расскрыла то, что доселе было неведомо ни одной живой душе, что до того дня являлось полностью непонимаемой всем миром странностью.
- Потолки, - хрипела госпожа Боу: - никто не знает нашей родовой хитрости о потолках! Это мог придумать только Эдвард Марсель Дамфрис! Вы спрашиваете меня, как мои предки свалили эту гору Валуа!? И даже не задаетесь вопросом почему "гору"? Он был высокий! И его охрана! Это Колье из Копий! Кольеры! Они выше их отца, они видят опасность более далеко, чем он. Эдвард Марсель потратил 119 тысяч луидоров на то, чтобы изготовить 29 однотипных комплектов мебели, различающихся лишь по высоте! На один сантиметр! Лишь на один сантиметр в три недели! Стол или стул? Что не заметнее? И наш Фламбо! Прекрасный исполнитель любой затеи! Монарх знал ему цену и посему старался его вернуть! И вот результат! На сантиметр ниже мебель, на сантиметр ниже потолок! Вы не замечаете этой разницы, когда гостите в доме всего лишь три-четыре раза в неделю, но после! В один прекрасный момент, когда коленки Ваших охранников выше их пояса, а потолок уже не дает им распрямиться, по Вам можно наносить удар! Вы вскакиваете, но Вы привыкли, что потолки были выше чем Вы сами! Великолепная идея! Чудесная воплощение! И вся Франция наша! Стоило ли ходить в гости к Фламбо, который просто хотел легко, очень легко и очень изящно жить, а совсем не хотел много и трудно помогать королю?!
- Мелочи, - вскричал Людвиг Эйтель, прерывая рассказ Ее Светлости княгини Малахии Бонифоровны Елецкой: - Боже мой, как я глуп, почему я не продумал это сразу! Любая жизнь начинается с мелочи! Любая финансовая жизнь начинается с мелочи! И заканчивается отсутствием мелочи так же! В Франции Фламбо экономика развалилась лишь из-за этого его дурственного стремления переплавить все монеты в металлы! Он же обобрал все население! Сейчас в России творится то же самое! Нам надо стабилизировать хождение мелочи, более твердо, чем хождение самой государственной валюты! Мы живем уже в двадцатом веке! У нас есть общественные стиральные машины, которые стирают Вам одежду потому, что у Вас есть монета в 16 шиллингов! Хуже, если Ваша монета в 20 шиллингов, тогда аппарат не воспримет монету и Вы не сможете постирать! Я считал это изобретение Томаса - проблемой! Я твердил ему, что нужно придумать автомат, который исходя из веса монет, отсчитывал бы сдачу, но в нынешней ситуации нам необходима именно твердость и постоянность трех или четырех видов монет, чтобы люди в государстве

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 29 декабря 2014 в 22:51

К Ее Светлости княгине Малахии Бонифоровне Елецкой добрались мы в тот день засветло и многая с ней беседовали, в том числе, и о том, что стало вторым восхитительным пунктом для изобретения небесного, а, если выбрать термин научный, то космического замка Его Императорского Высочества принца Людвига Эйтеля.
- Снег у нас в городе также убирали, как у Вас в Москве, или как в Вятке Вы изволили увидеть, - сетовала Малахия Бонифоровна, разливая по нашим чашкам чай из шиповника: - В Кремле убран снег, а уж в полуметре от кремлевских стен все заметено. Ни Воронцовского бульвара, ни воронцовских фонтанов не видно. Так и у нас на площади перед банком снег убран, а перед церковью сугробы стоят. В Вятке, вот Вы говорите, иначе, да смысл один: где есть хоть какой небольшой хозяин или мужчина в силе воли, там и убран снег, а где нет, то там и никто за лопату не берется. У нас у городского главы были машины особые куплены, со специальными лопатами и механическими метлами для уборки снега, так в 1918 году, как в Москву угнали, так и не возвращали более. Сказали тогда, что для парада, а оказалось вот, что Додона-то (Дайодеродас) по моему письму установил номера, по коим машины покупались, и машины сии нашел аж в Великой империи Цин. Документы на них мне прислал, что де продал их английский барон из Москвы китайскому герцогу за баснословные суммы. Написал мне, чтобы я оставшихся в живых стариков порадовала, что порядок сохранен все же в мире и многое можно установить, ежели поставить себе нахождение документов и техники важной и необходимой задачей. Только вот рассказывать ныне мне уже некому, да и сил зачастую нет, только вот Микитку и ловлю за рукав, чтобы снег хоть чистил. Микитка-то, он, хороший, не ленивый, но уж больно много радиомашину слушает, а там только дурное и говорят нынче. При Николае Александровиче-то ее на полчаса в день включали да лишь по праздникам бывало целый день сказания были, а нынче целый день-целый день и поет, и рассказывает, и стонет, что за напасти у них там в новой власти-то. Но не уборка снега и не частота работы общественных радиомашин послужили прекрасному Людвигу Эйтелю к основному выводу о плане своего будущего космического замка. Впрочем, сюжет, о котором мне предстоит рассказ, в логической последовательности следовал за причитаниями Ее Светлости княгини Малахии Бонифоровны о беспорядках, звучащих из радиомашин.
- И зариться Микитка стал на деньги-то мои, - вздохнула, продолжая княгиня Малахия Бонифоровна: - От того и к Глафирушке хочу перебраться. Хотя уж и делюсь я с ним да делиться-то тут бестолку. Я ж вот полезла, очертя голову, в разведывательные экспедиции свои, дабы оправдать финансовую удачливость мою перед Богом и Царствием, в сии нелегкие времена, так, может, враг-то наш общий Микитку теперь от меня и сманивает. Чудной он человек, право слово, чудной.
Дело обстояло следующим образом. Оставшись один на один с неудающимся у мятежников государственным строем Ее Светлость Малахия Бонифоровна от слабости средств да от скудности магазинов уселась с дворовой своей челядью да с сельскими работницами по зиме делать всякую важную хозяйственную мелочь: мыльницы, чашки с поддонниками и с крышками да со стеклышками в придачу, баночки для хозяйственных мелочей со стеклышками, кувшины, солонки, соусницы, держатели для полотенец и платяные коробки для комодов, коих в магазинах стало не найти. Изящный вкус Малахии Бонифоровны был равен, как мы уже понимаем ныне, строгому эстетическому вкусу Мономахов и от того общественно-проявившийся с появлением новых забот талант Малахии Бонифоровны стал приносить немалый доход и получил
очаровательно-множественную поддержку от всех знакомых, также прозябавших без хозяйственных мелочей, к коим многие персоны в дни правления Всероссийских монархов, одаривших нас изобретением стиральных машин и машин, посредством автоматических процессов, готовящих чудесный кофе для компаний, привыкли. Совершенно неожиданно у изящной нашей, как она сама над собой посмеивалась, Малахии Бонифоровны появился весьма известный и почти государственного уровня клиент. Не

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 29 декабря 2014 в 20:01

- Это же совершенно просто! - кричал, действительно кричал, Людвиг Эйтель: - Действительно просто! Всего несколько сотен датчиков за восемь пфенингов каждый и я обнаружу каждого, каждого, прижившегося на преступных хлебах, каждого пользующегося царским документом, а не документом новой, а потом еще более новой власти, каждого подделывающего документ, каждого проливающего кровь, а уж тем более поедающего человечину, каждого в прямом смысле питающегося и сидящего на золоте, на чужом золоте, а уж после уничтожить их или доставить в место наказания сможет любой орден, а их у нас, слава Богу, почти сто! И сие обойдется мне не дороже возрождения Нойванштайна, в котором я надеялся поймать самого главного преступника! Ну, или совершенно не многим дороже, но за то вся территория мира будет подчинена нашим, монархическим законам! О, как они будут бояться, что их обнаруживают там, где находятся их самые главные и сокровенные убежища, где их невозможно обнаружить, и что документы на совершенные ими преступления имеются там, куда они не могут попасть ни в коем случае!
Что же такого увидели во Всероссийской монархии мы с женой, что породило столько оптимизма в нашем угрюмом, несмотря на юность, друге? Во-первых, мы увидели полностью разрушенные вокзалы и платформы. Фактически все 826 железнодорожных вокзала Всероссийской монархии и 14 116 платформ оказались разрушены до основания. Вместе с вокзалами были выведенны из строя и основные железнодорожные периферийные системы, такие, как система вагоноочистки грузовых железнодорожных составов, основанная на аммиачных газах, система очистки пассажирских салонов, основанная на метаново-миртовых газах, система канализации железнодорожных платформ! Это была совершеннейшая катастрофа! Мы вышли на станции "Пчелы" Липецкого направления, дабы посетить Ее Светлость княгиню Малахию Бонифоровну Елецкую и по возможности перевезти ее сначала в Москву, а уж после и к дочери, в Патры, где Его Царское Высочество царевич Греческого царства Дайодеродас уже саморучно восстановил и украсил для тещи небольшой царский домик с прекрасным древним смоковным садом, коий, как и положено для санитарно-гигиенического спокойствия, перемежен был рощами ярко-малинового руфа, превращая нагорье Милихоса в удивительнейшую картину, состоявшую из серебристо-сиреневых цветов древних смокв, окруженных малиновыми потоками руфов, и, каково же было наше удивление, когда после длительного путешествия из Москвы, мы не нашли не то, чтобы туалетных кабин, обустроенных водопроводной водой, жидким мылом и полотенцами, и утепленных в зимнее время, не то, чтобы крытых павильонов с государственной чайной и государственных тисовых скамеек с тисовыми же урнами. Мы не увидели самой платформы! Да и город, видимый ранее с платформы, был очевидно разрушен и сожжен до тла! Железнодорожный же рабочий, коий вышел на встречу поезду, отметив сигнальными флажками отход транспортного средства, направился к собственноручно-вырытой землянке, в коей он с коллегой и проводил большую часть своего рабочего времени! В такой же землянке неподалеку жили и семьи рабочих.
- А что делать, - посетовал в ответ на наше с Евдокией недоумение вихрастый рыжий паренек: - Коли всю жизнь занимаешься железнодорожными работами и занимаешься хорошо, то и делать уже ничего иного не желаешь и не любишь. К тому же, с сего места мы хоть иногда с батюшкой хлеб имеем, хоть и гонят нас, но уж при какой-ниприкакой, но при работе. При государственной. А до княгини Вы нынче только пешком доберетесь. Извозчиков тоже в тот день всех поубивали, когда деникинцы воротились с ходоком. Мы то лишь от того и спаслись, что дети наши на баловство себе землянку под сосновником вырыли. Вот не было бы детей таких шаловливых, погибли бы, как и все. А княгиня, должно быть, жива. Она старост всячески отговаривала, говаривала, что надо ехать к царям, к зятю ее, а уж потом собирать армию, стало быть, сама и не поехала. Наши старосты-то решили по-старинке. Вот все пятнадцать и погибли.
К Ее Светлости княгине Малахии Бонифор

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 29 декабря 2014 в 03:52

И сделать сие, как только возможно более быстро, максимально заботяся о сохранении жизни простого населения, о восстановлении нормальных и иерархических корректных и достойных условий жизнедеятельности и, как сие не странно покажется при моем революционном подходе, о сохранении основных коммуникаций жизнедеятельности, основных хозяйственных и сантехнических коммуникации, кои при разумном подходе через 40-50 лет, а, уж лучше, через 80-90 лет послужат нашим детям к восстановлению полного равновесия между безопасностью населения и величием власти. Хотя, под быстрым сроком я подразумеваю всего лишь сорокалетний порог, но до этого порога население Всероссийской монархии сократится лишь до 80 миллионов, после же цифры в шестьдесят миллионов, можно будет сказать, что мы потратили свои средства и время зря и ничего, чертовски ничего, не умеем. Все время, день изо дня объясняю сию свою формулировку сыну. Думаю, что, несмотря на свои неполные три года, он все же понимает разумность моих волнений и переживаний о его воспитании. Но сложнее объяснению трехлетнему сыну предстоит нам объяснить все же все сии мои задумки и идеи обществу. Настолько ли стойко общество Германии, как я предполагаю? Выдержит ли оно возможный отход от монархии, но не от монархических, а более того от иерархических общественных законов. А временный отход от монархии будет все же весьма необходим, ибо за нами и за нашей семьей, прославившимися защитой Николая Александровича, несомненно начнут охоту либо те, кто из "зверобогов" смогут воцариться в земле, либо те, кто будут бесноваться без особых занятий и целей. Уж не знаю, что и лучше: новые, но все же беззаконные цари, кои точно сына моего не оставят в покое, либо же полные негодяи. Хотя, признаться, и не кривить в формулировках, то оба варианта ужасающе плохи."
Первым проектом Его Императорского Высочества принца Германской империи Людвига Эйтеля по восстановлению финансового равновесия между простыми подданными Всеросийской монархии и бандой полузверей, полудворян, завладевших крупнейшими государствами, заключался в восстановлении хотя бы некоторых жизненно-важных общественных коммуникаций. Но, как и любое предприятие, создаваемое Его Императорским Высочеством, сей план был продуман до мельчайших деталей и имел 9829 уровней, а точнее 9829 задач, затрагивающих временную плоскость существования Всероссийской монархии, 7818 задач, затрагивающих только архитектурную плоскость существования общества, 11 413 задач, обучающего характера, и 90 818 задач, осуществляющих проведение, регистрирование, контроль приведения в действия и результат контроля приведения в действие полного криминологического расследования действия секты "Неперевоспитуемых" на территории государств, затронутых проектом Его Императорского Высочества принца Германии Людвига Эйтеля. Признаться, я, всегда восхищенный строгостью и точностью задач германских замков, на сей раз, наблюдая в первые в своей жизни и, возможно, в единственный раз в своей жизни процесс строительства именно германского замка и именно с целью поимки преступника и доказательства его преступления, был совершенно очарован и увлечен процессом и ни на минуту не оставлял Людвига Эйтеля без вопросов. Мне сие было разрешено с легкостью, ибо проект основывался на переживаниях моих и моей супруги, бо нам обоим нелегко далось созерцание Всероссийской монархии, оказавшейся в полной власти негодяев, но, как гласит мудрость Сатрапов: "Мы не могли бы отличать тьму от полутьмы и тьму от рассвета, если бы нам не доводилось видеть все ипостаси небесных светил лично и каждодневно." и от сего Его Императорское Высочество полагал нас добрыми путеводными звездами в будущее иерархическое общество. И верно! Наше возвращение в Лондон и беседы с приехавшим навестить сестру Людвигом Эйтелем возродили в самом угрюмом и потерявшем всякую надежду на восстановление порядка роде Конродингов сияние разума.
- Это же совершенно просто! - кричал, действительно кричал, Людвиг Эйтель: - Действительно просто! Всего несколько сотен датчиков за восемь пфе

Анна Щинникова комментирует17-29 ноября 1929 года, Лондон. Железная рыба в снежных камышах. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 29 декабря 2014 в 03:52

Очевидно, что он простоял порядка семи или восьми лет, а после уже был совершенно спален случайным бедолагой, возможно, решившим согреться в большом здании, где количество мест для убежища более, чем в маленьком и, возможно, совершенно не заброшенным, но, вполне, возможно полуразрушенном и жилом, какие ныне во множестве встречаются в Амаркаре, холодную мексиканскую ночь. Хотя, жильцы района, в коем расположен завод, рассказывали, что завод время от времени работал, получая те или иные заказы, но после поджога все работы прекратили. Наши мятежники, дети неразумные своих эпох, они не замечают собственного неразумения в технике и в науках. Они ломают множество техники, калечат человечество в биологическом направлении, калечат человечество в иерархическом направлении, колечят человечество в этическом направлении. Всех их деяния ведут к деградации, к безумной деградации, к глобальной деградации, к деградации через роскошествующие и утопающие в научных, продовольственных и медицинских достижениях верхних слоях не иерархического, а бандитского сообщества. Это значит, что наверх, к управлению финансовыми средствами будет допущен самый низ человеческой религиозности, самый ядовитый и старый слой гниения. Четыре или шесть тысяч роскошествующих полудворян, полупреступников на обезлюдевшей, вымершей и деградировавшей десятитысячекилометровой территории. Редкое население, живущее в полуразрушенных домах при полном отсутствии коммуникации, исключительно за счет подножного корма, созидание которого, как я полагаю, тоже запретят. Именно такой я вижу жизнь и территорию Всероссийской монархии через пятнадцать - двадцать семь лет, но, что еще хуже, следом за Всероссийской монархией и Амаркаром в подобном же положении окажется весь мир, вся земная цивилизация. Мы не сможем противостоять им, мы не сможем быстро повернуть наши законы, чтобы достойно противостоять им, а на пути беззакония они лишь выпустят на нас всю свою звериную свору, самую буйную свору, копившую свой яд столетиями. Мы останемся одиноки и ничтожны в своих малочисленных орденах среди прорвы полузверей. Мы не сможем быстро создать необходимые нам научные достижения, но мы должны стремиться к сему. Мы должны опередить научно-технический прогресс на сто, а лучше на двести пятьдесят лет и сделать сие опережение в тайне, силой лишь собственных семей. Ни о каких лебедках, работающих с помощью кибернетических программ, общество не должно слышать еще лет тридцать! Лазеры можно будет пропустить к обществу только через восемьдесят лет! Тем более лазеры, работающие с помощью кибернетических программ. Я закрыл все проекты, которые действовали на территории Германии, я надеюсь найти понимание у Королевского Совета в подобных вопросах в других странах. Достижения научно-технического развития должны стать нашим оплотом в преуспеянии в укреплении иерархических структур общественных финансовых взаимоотношений и разрушении преступных армад. Второй положительной стороной утаивания информации со стороны монархии будет то, что сие, несомненно, повлечет и приведет к упрочению связей между высшими монархическими семьями и к небывалым до той поры по высоте своей бракам, но дети наши не должны будут нежиться на лаврах величия собственных предков. Технический прогресс должен быть втайне продвинут вперед и силой их величия, - писал мне в письме от 21 июля 1931 года великий монарх. - Но мы обязаны вывести Всероссийскую монархию, Амаркар и Великую империю Цин из данного состояния гибели от сих "зверобогов". Прежде всего, мы должны обеспечить максимально возможное разумное равновесие между уровнем выживания простого населения и уровнем роскоши "полубогов" и "зверобогов". И сделать сие, как только возможно более быстро, максимально заботяся о сохранении жизни простого населения, о восстановлении нормальных и иерархических корректных и достойных условий жизнедеятельности и, как сие не странно покажется при моем революционном подходе, о сохранении основных коммуникаций жизнедеятельности, основных хозяйственных и сантехнических коммуникации, кои при разумном п

Анна Щинникова комментирует11 ноября 1929 года, Осло. Чумной герцог и белые комедианты. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 30 декабря 2014 в 22:12

Преодолеть все преграды и все тайны хранения документов в крупнейших монархиях, помнить о всех тайнах при попытке запутать документы и для окончательно идеального исполнения сей задачи необходимо было нечто более великое, чем смог достичь дедушка герцога Си Гу, создавший секту, необходимо было возглавить армию Великой империи Цин или Всероссийской монархии либо иной другой крупной державы, чтобы, обманув собственного монарха либо же собственный народ, свергнуть правителя во второй крупой стране, правителя, ссорящегося с третьей крупной страной.
- А мы - комедианты, - кричал Георг Дамфрис: - Мы всего лишь - белые комедианты. Москва и Акапулько принадлежат ему и только ему! И я не знаю из-за чего Вы сейчас лишь ловите нас. Возможно, это вновь его чары! Он боится лишь чумы, он прячется лишь от чумы! Хотя никто не помнит его лица, все его боятся! Вы не найдете его, вы погубите и нас!
- Великолепная идея с тайноведением, - усмехнулся Его Императорское Высочество принц Германской империи Людвиг Эйтель: - Но, кажется мне, что при обыске в Вашем доме, в Ваших дневниках я найду больше информации о заговоре, нежели в дневниках герцога Си Гу, но мне важно было, чтобы Вы, мой дорогой неуловимый друг, признались, что ловить Вас все же следовало, и следовало ранее, и более всего важен Ваш рассказ о гибели графини Ансбах и герцогини Ингольштад в 1897 году, коя гибель произошла в ознаменовании Вашего сектанского заговора с герцогами Си ГУ и Аиджал, а также с герцогом Тнги. Я помню собственные занятия юридической практикой, в коих сие убийство именовалось важнейшим для расследования германской жандармерии в силу жестокости и полного отсутствия улик. Полагаю, что правильным был тот вариант следствия, коий упомянул присутствие в убийстве нарочитого воздействия неустановленных персон, имеющих силу в высшей власти некоей второй страны, весьма и весьма удаленной от Германской империи, а, возможно, и нескольких стран, персоны, имевших родовые отличия в коих, полагали возможным действовать не через руководство Германской империи в решении собственных дипломатических проблем. Тогда сей путь расследования ни к чему не привел и следствие даже склонялось к мысли, что оба одиноких родителя девушек были подменены тайными актерами. Увы, Вы заставляете нас задуматься о нашей неподготовленности к возможности о замене с Вашей стороны любой дворянской персоны на персону более угодную Вам. Вы знаете многие тайны благородных дворянских семей. Впрочем, развитие криминологических наук всегда было одним из важнейших качеств, присущих монархии. Вы же, по заверениям Ваших же подельников, землеройную технику и ту в должном порядке использовать не можете. Всероссийская монархия через двадцать лет, как я полагаю, забудет, что такое электрическая энергия, газовое отопление и радийные машины, но, возможно, Вы оставите кинематографические театры, где можно будет увидеть Ваши забавы. Костры, кинематография и население численностью в семьдесят, в наилучшем случае, в девяносто миллионов, постоянно страдающее от чумы, цинги, холеры, тифа, дифтерии. Мир, который Вы создаете. Зря. Мы в Ваш цирк не пойдем, либо же пойдем, но изменим его представления кардинально. Кстати, сие есть прекрасная идея. Я вчера водил сына в цирк, вернувшись домой впервые за семь месяцев, и, представьте себе, мой малыш боится носорогов! Мой наследственный африканский носорог боится своих геральдических друзей! Я думаю это исправить весьма забавным способом. На Вашем же гербе тоже красуется носорог? Возможно, если мне удастся излечить от страха сына, то схожим методом я помогу и в лечении Всероссийской монархии. Боюсь, что из-за Вас носорогов там тоже боятся.

Другие главы из книги "Мемуары графа В.Ф. Фредерикса, управляющего Главной императорской квартирой в 1897-1917 гг." можно прочитать в разделе издания "Аспарагус", посвященное жизни Царя и Патриарха Алексия I: http://wisemonarchy.narod.ru/asparagus/zhitie_aleksya..

Анна Щинникова комментирует11 ноября 1929 года, Осло. Чумной герцог и белые комедианты. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 29 декабря 2014 в 03:07

Хотя.. хотя... первые замки и первая артиллерия появились уже после того и как ответ на то, как старший царь из рода Ниродов был убит, а сын же его был украден из дому, и дядя его, назвавший себя Иродом Великим, превзошел все ожидания от неразумности и жадности монархов в сборе податей и в вероломстве и слуги его выкрали 29 принцев из 29 родов. Об оставленных же в живых двенадцати принцах мы слагаем легенды. Возможно, наши подвиги должны стать неменьшими, чтобы преодолеть ловушку механизации прогресса.
- Для меня, как для строителя замков, принципиальным поражением стало то, что мы не ввели контроль над созданием и распространением землеройной техники, - нахмурился Его Императорское Высочество принц Германии Людвиг Эйтель: - Я много думал об этом в Гуайтекасигхинесе, единственно разумном, на мой взгляд, и не известном широкому кругу европейцев, весьма развитому опять же после всех наших обучающих и просвещающих статей в газетах, убежище, слушая насмешки князя Станиславского над нашей тактикой. Он рассказал мне, что старший из рода Дамфрисов использовал все строительные работы Его Императорского Величества Николая Александровича, готовившегося возвести метро в 56 крупных городах Всероссийской монархии под собственные развлечения, а, более того, использовал технику, оставленную на предприятиях Николая Александровича, для того, чтобы создать подземные убежища в пустынях, степях и лесах Сибири. Правда, по утверждению князя Дмитрия Федоровича, 76 процентов техники Дамфрис сломал почти тут же, из-за незнания геофизических особенностей местности, но также князь зубоскалил, что в Великой империи Цин техника прочнее российской, только вот специалисты быстрее мрут от чумы. Я не представляю уровня их цинизма! Разрушить такие государства! С такими потенциалами! Для чего!? Чтобы устраивать вместо подземных железных дорог элитные бордели! Кольбера надо было душить за первым бочонком вина Валуа. Душить тайно и тихо, а не играть с ним в государственную юриспуденцию.
- Ну, я полагаю, что первый свой бочонок королевского вина личный юрист короля Франции выпил все же еще до того, как герцог Фламбо утвердил на территории Франции народную собственность на все продукты, включая человечину, - рассмеялся Его Королевское Величество король Зеландских Земель Хааконсон VIII: - И, скорее всего, при непосредственном общении с королем, от того и полагаю настроить Вас, друзья мои, на то, что в ближайшие столетия нам и детям нашим предстоит много взвешивать, много предостерегаться и много ошибаться в том, с кем в компании нам доведется выпивать. Вопрос, несмотря на кажущуюся его шутливость, действительно, весьма серьезный. В ближайшую же ночь нам предстоит наблюдать и допрашивать персон, с коими мы все близки в общении и в выпивке, и персоны сии будут не последние для нас, кои окажутся невероятны в своем вероломстве и предательстве.
О методике допроса, кою применяет зеланская пенитенциарная система к персонам, принадлежащим к высшим аристократическим родам, я, конечно же, рассказывать не буду, бо сие есть великая тайна, но, признаюсь честно, что результаты допроса сразили нас всех, бо опасность оказалась куда более жестокой, беспринципной и великой, чем все мы ждали. По словам герцога Георга Дамфриса всем руководил Великий герцог Великой империи Цин герцог Красок и Лент Сай Тинг Юе Тжо Сяу из рода Си Гу. Он действительно имел собственный замок в Соединенных Штатах Америки и руководил там некоей античеловеческой сектой. Герцог Си Гу, будучи в юношеском возрасте, задумал страшнейшее из преступлений, точнее вереницу преступлений: создать в мире великую войну, чтобы развить мудрость государств. Для сего было необходимо совсем немного: изучить системы государственного информирования монархов в нескольких странах и научиться подделывать сию систему. Сие была задача великого дипломата и великого тайноведа! Преодолеть все преграды и все тайны хранения документов в крупнейших монархиях, помнить о всех тайнах при попытке запутать документы и для окончательно идеального исполнения сей задачи необходимо было неч

Анна Щинникова комментирует11 ноября 1929 года, Осло. Чумной герцог и белые комедианты. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 28 декабря 2014 в 11:09

Анализ сей, конечно, еще окончательно не разработан и может оказаться весьма фальшивым и, конечно, с нашей стороны было бы безумием сомневаться в столь великих родах, даже в их женской части, но, боюсь, что при нынешнем уровне опасности нам не хватит средств на достойное и долгое расследование и поиск преступников, ограбивших уже 18 монархий.
- Если за дело взялся Сула, то это еще на четыреста лет, - раздраженно откинул полотенце Его Императорское Высочество принц Германии Людвиг Эйтель: - Что за род, черт подери, портится каждые восемьсот лет и портит историю на несколько тысяч лет вперед и назад. Теперь все совпадает достаточно точно: теперь уже жди и перемен в исторических документах и множества подделок! И на этот раз все началось с крупнейшей державы!
- Конечно же, если там был хоть один Сула первой ветви, то они с легкостью вошли к Николаю, а ваши пластинки, Георг, уже могли оказаться такой же их приманкой, как и все, что мы съели после. Черт подрал, Александра Николаевича жениться на высшей Суле, - удивленно крякнул Его Императорское Величество император Германии Вильгельм II: - И мы не вытащим его либо их из России. Там всегда есть хлеб! И при таком количестве народа русские никогда не отправят никакого гонца ни к кому из родственников их монарха, чтобы восстановить род. Они поверят во все!
- Ох, все же не стоит забывать и о роли Соединенных Штатов. Мы не успели создать там должный монархический порядок, но создали свободную банковскую систему и государственное право. При нынешнем развитии техники возможность доставить груз весом 27 тысяч тонн займет не десяток лет, а всего лишь 4-6 месяцев, если использовать всю Всероссийскую и всю китайскую флотилии. Так же не было проблемой ввезти в любую из монархий тонны оружия. Нашей главной ошибкой было то, что мы разработали улучшенное вооружение, но предоставили его обществу и армиям, не обезопасив себя прежде созданием тайного анти-вооружения. Признаться, я долго анализировал военную историю и пришел к выводу, что подобную ошибку мы совершили впервые со времен Александра Филиппа Цезаря, создавшего артиллерию, но не изобретшего системы движущихся плато Магоальда I, кои смогли сдержать натиск войск раздосадованного Сатрапа лишь через 128 лет после исчезновения Александра Филиппа. Нам не стоило вводить механизированную технику и механизированный транспорт, даже производственный, до той поры, пока мы не разработали качественной системы поиска и обнаружения сего стремительно-смертельного оборудования в необъятных земных просторах, - сетовал Его Королевское Величество король Швеции Густав V: - Мы обязаны сдерживать знание о тайнах и не раскрывать все сии тайны простым смертным. Мы же не раскрываем тайн всех дворцовых зелий и уловок. Почему мы позволили себе подобную оплошность с механизированной техникой? Нам стоило бы стать большими волшебниками и использовать самолеты и автомобили, как некое таинство, магию, недоступную простым людям. Еще лет триста или четыреста, а лишь после предоставить их для общества.
- Вряд ли это было бы разумно, мой дорогой друг, - усмехнулся Его Королевское Величество король Зеландских Земель Хааконсон VIII: - Если Вы достаточно хорошо помните, то первый автомобиль вполне легко обгоняла молодая пони либо же даже собака. Важность автомобиля и механизированной техники была в способности более прочной и укомплектованной перевозки тяжелых грузов, о военном применении моторов никто и не думал в те дни. Надевать железный каркас на всю машину и прилеплять к каркасу пушку научились уже спустя семьдесят пять лет активного использования моторов для перевозки грузов и то, исключительно благодаря кипучей воли наследников Наполеона, а всего о существовании моторов мы знаем 125 лет. Всем нам было не до пушек: мы искали Наполеона, улучшали торговлю, улучшали образование чиновников, чтобы достойно следить за торговлей. Пожалуй, всеобщее миролюбие и развитие нас разбаловало. Мы и, впрямь, забыли о тайнах. Хотя.. хотя... первые замки и первая артиллерия появились уже после того и как ответ на то, как старший царь из

Анна Щинникова комментирует11 ноября 1929 года, Осло. Чумной герцог и белые комедианты. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 27 декабря 2014 в 00:32

Право же, такой набор биологических данных на нападающих, которые привез его сын, мне встретился впервые за нашу десятилетнюю борьбу. Кстати, в который раз хочу поблагодарить Вас, дядюшка Вильгельм, за родство наших родов с родом Воронцовых. Все же, если бы не Иван Илларионович, юный Варасемам Машавре не прибыл бы даже в порт Побережья Сиреневых Рыб.
- Да что же Вы все молчите, Густав!? - не выдержал, наконец, Его Императорское Величество император Германии Вильгельм II: - Мы решили проверить на Вас нашу вновь изобретенную, а, точнее, подсмотренную у сектантов систему общения! Мы надеялись, что Вы дадите нам отпор, потребуете нормального общения. Неужели так, как Вы и я, реагирует большинство людей!? Вы слушаете, не понимая, но не перебиваете! Вы то же боитесь оказаться невежливым?
- Боюсь, - облегченно и утвердительно согласился с собеседником Его Королевское Величество король Швеции: - Впрочем, о большинстве излагаемых Вами тем я уже наслышан. Что касается нового аллегорического общества, о коем Вы рассуждали, то буквально лишь две недели назад мои разведывательные службы закончили расследование на эту тему. Видите ли, я собрался послать Трохильдура на обучение в соединенные Штаты Америки, а там, как назло для моих юридических и финансовых исследований, образовалось сие общество. В общем, я решил разузнать о нем поподробнее. И разузнал несколько весьма важных и серьезных вещей, что еще более подтолкнуло решение Трохильдура помочь мне в моем расследовании. Во-первых, согласно данным моей разведки: тайными руководителями общества исповедуется все же, как Вы верно сказали сегодня, Хааконсон, каннибализм. Во-вторых, согласно данным моей разведки: тайные руководители общества не чураются взимать плату со своих сообщинников за допуск их в более высокие круги общества, а кругов в сем обществе не менее 18. В-третьих: основной руководитель сообщества не покидает некоего странного замка, в каких землях находится сей замок знают лишь представители первого круга, коий состоит из восьми человек. В-четвертых, в первые семь высших кругов сообщества, так называемая каста глобальных моральных волхвов, входят представители 18 знатных семей. В-пятых, и это самое ужасающе для всех нас, во главе касты стоит не представитель европейской либо же белой расы. Самое худшее, что предположила моя разведка, что касту возглавляет некий отщепенец древних родов Алькатраса, который смог раздобыть достаточное количество средств для мести либо же для восстановления монархии Алькатраса, либо же попал в некий сохранившийся замок Аугура IV. Для нас сие правление над кастой означает лишь сложность нахождения языка общения верхнего слоя либо же группы языков. Признаться, я потрясен данными разведки и собирался уже ознакомить Вас с ними, но подумал не торопиться до более точного установления главенствующей персоны. Кстати, Георг, а сколько языков знают Ваши охранники? Третья смена языка настораживает их осведомленностью в лингвистическом познании мира.
- Теперь уже порядка шести малых языков: уйгурский, тамильский, адыгейский, убунту и сейчас мы изучаем нджаменский, хотя, я боюсь, что далее такими темпами мы вернемся к древнегалльскому, хотя это наиболее опасный для нас язык, кой, определенно, знает большинство благородных семей Европы, бо иначе невозможно определить не один из документов. Хотя, возможно, Вы правы и опасность мятежа всегда находилась много ближе ко мне, чем я предполагал. Все же 14 тайных сборов Мальборо в моем дворце были лишь реакцией на специально подобранную наживку для такой важной рыбы, как я. Я совершенно сие не исключаю, зная, характер и нрав господина Дамфриса и господина Бэкингема. Увы, сие мое размышление подтверждает и кислотный анализ волос, найденных, как уже было упомянуто Людвигом, в желудке Ваеемамака Машавре. Увы, волосы, по данным лорда Черчилля, принадлежат Клариссе Бэкингем и Суннигизиле Суле, как сие не может показаться невероятным. Анализ сей, конечно, еще окончательно не разработан и может оказаться весьма фальшивым и, конечно, с нашей стороны было бы безумием сомневаться в столь

Анна Щинникова комментирует11 ноября 1929 года, Осло. Чумной герцог и белые комедианты. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 26 декабря 2014 в 14:34

Коя исходила и из желания запутать и втянуть в свои грязные игры, как можно большее количество народа, так и от желания все же не показаться странными в своих беседах в общественных местах! Ей-Богу, не о молочной же промышленности, в коей молодые люди совершенно не разбираются, им публично разговаривать!? Ведь попадется же специалист! Кто, черт подери, лучше их разбирается в геральдике!? Кто, черт подери, посмеет им указать на их безумство в геральдических сплетнях или потугах на геральдические интриги!? Скорее примут ошибку в собственных размышлениях! И этот подлец! Этот стервец! Он еще не унимается! Он счастлив! "Желаете я покажу Вам фотографии драк на улице между персонами, спорившими о сути новостей, изложенных нашим языком! У меня целая коллекция сих фотографий! Вы, видимо, не
разбираетесь совершенно в наших коллекциях. Там много жуткого, но Вы не понимаете, как это жуткое прекрасно, если раскрыть его изнутри!"
Голос Его Императорского Величества обратился в подражание студенческому порывистому и унижающемуся в своем восхищении собой перед преподавателем альту.
- Не хотелось бы говорить об этом за столом, но коллекции их фотографий действительно потрясают своей избирательностью, - хмыкнул от своего расположения Его Императорское Величество король Соединенного королевства Британских Островов Георг V: - Последний раз подобную избирательность демонстрировал мне некто мистер Клоненнг, коий собрал многообразную коллекцию собственных манишек, приобретаемых ежеутренне в платяной лавке. Манишки, как мне продемонстрировали, различаются лишь днем, а, иногда, часом, а иногда даже и минутой, и секундой их приобретения, о чем многократно записано в коллекционных карточках! Но в остальном манишки есть и остаются обычным изделиями платных мануфактур, очень часто происходящими из общей производственно серии. Мне стоило многих усилий оценить важность коллекционных карточек! Что же касается нового языка, то я, воистину, поражен известием об изобретательности мятежников. Мы с моей охраной уже в третий раз переходим на очередной неизвестный язык, чтобы скрывать данные от мятежников, а мятежники оказывается имеют свой собственный язык аллегорий. А о каких именно "четверках" идет речь? Вы прервали Ваш рассказ сегодня именно на этом, наш милый всеевропейский дедушка и сын основного всеевропейского дедушки, когда в казематы Хааконсона ввели князя Константина.
- Четверки - это соревновательная система управления регионами. Преступная система, конечно же, - решился ответить вместо отца Его Императорское Высочество принц Германской империи Людвиг Эйтель: - В четверку входят дипломат, коего они называют Валуа либо же Махавиши, либо же Тан либо же Маам, либо же Мономах; Король тайн, коего они называют либо Медичи, либо Конрод, либо Висконти, либо Акар; промышленник или банкир, коему имя Каппетинг, либо же Тюдор, либо же Рорик, либо же, что неожиданно, Борджиа; четвертый - полководец, знающий толк в войсках, его они именуют часто по-свойски, "наш Куруа", подразумевая, конечно же, не собственных легкомысленного поведения дам, но полководца Курве, либо же Меровинг, но сие среди мятежников свидетельство того, что обсуждаемая персона стала рыцарем в поведении своем и должна быть убита, либо же изредка Сатрап и Сигурдссон.
- Странно, конечно же, - все также невозмутимо подытожил рассказ Его Императорского Высочества принца Германии Людвига Эйтеля Его Королевское Величество король Зеландских земель Хааконсон VIII: - что при собственной склонности к каннибализму, кою подтвердили и Ваши, и наши агенты, сии персоны не взяли себе имена арапских правителей, кои своими железными зубами только и смогли достигнуть своего спасения, подтвердив тем самым, что иногда все же лучше сожрать противника в прямом смысле. Хоть они, конечно, и съели своих врагов только будучи загнанными в угол. Кстати, а что подсказал кислотный анализ волос, которые нашли в желудке у короля Эфиопии Ваеемамака Машавре? Право же, такой набор биологических данных на

Анна Щинникова комментирует11 ноября 1929 года, Осло. Чумной герцог и белые комедианты. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, 25 декабря 2014 в 15:14

- Нам совершенно было бы необходимо вытащить на сие действо Демьена Кольбера, - шутил Его Королевское Величество король Швеции Густав V: - Он совершенно утомил Мари своими письмами о качестве династии Валуа. Я и сам уже стал невыносим своими шутками о письмах человека, носящего имя Дэмьен.
Его Императорское Величество император Вильгельм II, обычно весьма склонный к совместным словесным шутливым баталиям над теми или иными персонами с Его Императорским Величеством королем Швеции Густавом V, на сей раз совершенно не откликнулся на шутки приятеля и был весьма мрачен и сдержан. Не менее мрачен был и Его Королевское Величество король Зеландских Земель Хааконсон VIII. Мрачность сия была объяснена за подготовительным ужином.
- Это черт знает что! - вспылил Его Императорское Величество император Германии Вильгельм II: - Оказаться в заложниках у кучки самовлюбленных и напыщенных идиотов! Допустить, чтобы целые нации! Чтобы огромные государства! оказались в заложниках у труппы полубезумных комедиантов, излишне перевоспитанных и избалованных доступностью развитых нами же общественных коммуникативных сетей! Королевскими коммуникативными связями! Высшее общество! Знание лингвистики! Знание языков нескольких континентов, многократно оплаченное обучение! Пустить на ветер такое богатство!
- Стоит Вам заметить, что это весьма разорительный ветер, друг мой! - сурово и медленно произнес в ответ Его Королевское Величество Хааконсон VIII: - Но вот стоит ли нам задаваться вопросом о том: откуда у сих молодых и не очень молодых, но некогда молодых, повес такие разрушительные поэтические замашки, коли уж Вы и сами только что изволили говорить весьма аллегорично и блестяще поэтично, "мои восхитительные кительные три пальца"?
Последнее определение Его Королевское Величество Хааконсон VIII Сигурдссон произнес с особым нажимом, коий при его всегдашней беспристрастности в выражении лица, прозвучал все же довольно уютно и насмешливо, уж, что-что, а прекрасного чувства юмора, которое всегда согревало нас в самые тяжелые и суровые дни, королю Северных Озерных земель было не занимать. Впрочем, вряд ли Его Королевское Величество, чье имя я и ныне произношу с величайшим почтением и боязнью, собирался веселить компанию в нынешний вечер.
- Совершенно с Вами согласен Ваше Королевское Величество и моя бешеная рыжая вторая скрипка, - яростно парировал вопрос Его Королевского Величества короля Зеландских Земель Его Императорское Величество Вильгельм II: - И, заметьте, сие продолжается не два года и не два дня, а с 1917 года, о сем действе знает вся Всероссийская монархия, сие, по докладу наших с Вами разведчиков, стало нормой для всей Всероссийской монархии! Они, видите ли, даже всей нацией научились угадывать какие победы истинно были одержаны на Олимпийских играх, а какие являются кодами и шифровками их безумных руководителей! Такую чертовщину устроить вокруг обвала Олесского замка! Такое мракобесие! И сие лишь ради хвастовства о своей победе над величайшим из русских князей, над Гаврилой Петровичем! И сие уже, не говоря о том, что и собственного подельника погубили, и величайшего князя из родной страны выселили! Уехал! Уехал в Малайзию! Великий Разумовский! Лишь потому, что он малазийского языка не знает и посему "бесстыжие" туда за ним не поедут, а коли и приедут то он все одно тарабарщины не поймет! И сие уже, не говоря о сей безумной системе четверок! Нет, Вы только подумайте использовать имена монархических родов, чтобы описать своих паршивых подельников! И, слава Богу, слава Богу, что только родовая честь и понимание того, что не соответствие родовых и геральдических знаний у столь образованных молодых людей не возникает от простого не знания, натолкнуло нас на желание разобраться в их системе общения! Единственная их ошибка! Единственная! Коя исходила и из желания запутать и втянуть в свои грязные игры, как можно большее количество народа, так и от желания все же не показаться странными в с
Яндекс.Метрика