23 декабря 1912 года. Панегирики и нефть. Запись из "Дневника Его Императорского Величества

Опубликовано: 14 дней назад (16 декабря 2014)
Блог: Тында
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
Сего дня, 23 декабря 1912 года, посетили мы с Сашей впервые за долгое время отсутствия балы в доме бояр Морозовых, что в Тамбовской губернии проводятся, в родовом имении Христофора Никифоровича Морозова, в Лосиной Луке. Вчерашним вечером, в завершении пути нашего, в снежных вечерних дорогах Тамбова объяснял я Алеше разницу между боярами думскими и князьями и между думой боярской и княжеской. Сын же, определенно, слушал меня не только в сей вечер, но и в предыдущие и в завершении вежливого прослушивания лекции моей вопросил меня о недавнем моем разговоре с его матушкой о вырождении боярской линии Морозовых и о большой трагедии в сем для государства и для государевых дел. "Чем страшно такое вырождение, папушка? - с тревожным интересом осведомился Алеша: - Бо голос твой при сей фразе чудно звучал, как и третьего дни, когда Вы разговаривали с матушкой, как словно пурга надвигалась издали и ночь была уже темна, а снега непроходимы. Мамушка твои слова мне отказалась толковать и велела непременно с тобой о сем поговорить. Сие есть дело великое и государственное". Признаться, от сей структуры речи сына я слегка оробел и уж призадумался не запретить ли ему общение с друзьями его по переписке Растущим Созерцателем и юным Адальмимом, бо и германский язык, и язык Мисра способствуют развитию поэтичности натуры при переводе древних оборотов в русские фразы, и с обсуждения структуры его речи невольно начал и обсуждение заданного им вопроса. Речь моя была не так хорошо структурирована, как речь сына, хотя и по утверждению Саши вельми хороша, от того и можно прочесть ее в дневнике супруги, где находится она полностью в двух видах: записанная скорописью и старательно расшифрованная. Право же, фанатизм Саши в записях моих повседневных размышлений разрушает мою страсть к ней, бо невольно чувствую себя старцем, хотя из мудрейших и из величайших, но все же малокритикуемых ранее весьма нелюбезной и не менее эрудированной женой! Впрочем, определенно, беседы мои с сыном и самого меня иной раз поражают, бо, следуя и моей циничности, и Сашиной строгости, растет у нас поразительного стиля ума будущий правитель и философ. Вопросы его много раз заставляли меня пугаться собственного незнания казалось бы лежащих непосредственно рядом с вопросами материй. Право же, отцовство - сложнейшая из работ! И батюшке моему приходилось нелегко, и матушке моей, но уж мне, коий часто дразнит сына близостью его рода к родам Канта, Спинозы и Сенеки, и вовсе приходится нелегко. Впрочем, сын уже научился меня умело парировать и многое приводит мне в пример политиков, военноначальников, а с особым удовольствием величайших экономистов, оппонируя в прославлении мудрости собственных родов.
Но воротимся же к визиту нашему в Лосиную Луку. Повинуясь просьбе моей о приглашении детей наиболее известных дворянских родов всероссийских на сей праздник, дабы познакомить с ними Алешу, коий совсем уже много общался с друзьями своими из монархических семей, но мало с княжескими и дворянскими семьями всероссийскими, кои встречаются с ним, только посещая деловые вопросы у батюшки его, то есть у меня, а еще менее с боярскими родами, Христофор Никифорович пригласил на свой бал множество соседствующих ему древних боярских и княжеских родов. Впрочем, желание мое о беседе с ним о судьбе двоюродного брата его Ивана Николаевича раскрыл он не менее лучше. Признаться, только что с радостью закончил целовать Сашу, бо иначе не мог ее возблагодарить. Беседа моя с Алешей о вымирании дворянских родов, прочитанная в записи Саши весьма, оказалось, мне сгодилась. Многая я вспоминал свои же слова в суровой беседе моей с Христофором Никифоровичем. К огорчению моему, не был я достойно понят ни Христофором Никифоровичем, ни супругой его, ни братом его, Сигизмундом Никифоровичем. Доходы от разорившегося бизнеса Ивана Николаевича, точнее даже не доходы, а маржу с продажи всех активов, собственности и оборудования, семья действительно сохранила в собственности своей, не позволив и копейке упасть в карман более бедных покупателей или государства. Уж не знаю, что с этим и делать! Сие
27 июня 1932 года. Битва при Обернзелле. Мемуары графа В. Ф. Фредерикса, управляющего Главной | Обсуждаем все...

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс.Метрика